ПРОБЛЕМЫ ТОПОЛОГИИ И ИНДЕКСАЦИИ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ, ВЫЗЫВАЮЩИХ НЕАДЕКВАТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

0
72

д-р филос. наук, профессор Н.Н. Каргин (РУТ МИИТ, г. Москва),

Е.А. Бабушкина  (РГУФКСМиТ, г. Москва)

Введение. Современный этап социально-экономического развития общества представлен ориентиром национальных сообществ на последовательную и осознанную консолидацию межэтнических связей, а также на развитие интереса к социально-культурному взаимодействию. Как на государственном уровне, так и на уровне международных организаций прослеживается готовность скоординировать межнациональные контакты. Несомненно, что в данной связи очень важно теоретическое обоснование межкультурной коммуникации, развитие теории коммуникативистики, выстраивание концептуальных подходов с тем, чтобы в дальнейшем их можно было использовать в практике межэтнического взаимодействия. Межнациональная коммуникация воспринимается и трактуется как достаточно общепризнанная характеристика не только в политической и экономической сферах, международных отношениях, но и в науке, основными задачами которой становятся конструирование технологий коммуникации, обеспечивающих восприятие, понимание субъектами и формирующих результативные поведенческие реакции [10]. Межнациональные коммуникации, в силу их множественности, – сложное явление, которое включает, как правило, две вариации: 1) взаимоотношения между различными этносами на территории одного государства; 2) взаимоотношения между различными государствами-нациями. В основе межэтнических отношений лежат две формы: мирное сотрудничество и национальный конфликт. Каждая из форм также представлена различными видами, например, этнические поглощения, ассимиляция, дифференциация и др. По своей сути межнациональные коммуникации основываются либо на адекватном поведении этносов, либо способны провоцировать и неадекватное поведение наций.

Гипотеза исследования. Предполагается, что современными научными средствами мы можем построить прогноз, приемлемый для практического использования:

  • прогноз развития языка и социальной коммуникации;
  • прогноз развитие индивидуального поведения.

Возможным примером, применения топосов для анализа и оценки межнациональной коммуникации, может быть выбрана «речевая коммуникация». Так, на сегодняшний день уже имеется ряд проведенных исследований в данном направлении. Например, исследование  О.Я. Гойхмана  и Н.Н. Каргина «Речевая коммуникация в аспекте системной методологии» [5], в которой описываются представления основателя структурной лингвистики Ф. Соссюр, постулировавшего – что «язык – это саморазвивающаяся функциональная система» – или морфизм в социальном топосе (согласно представленной нами трактовке). По мнению авторов этого исследования, «открытой (самодостаточной) системой является лишь такая, главным свойством которой является имманентная причина детерминации ее развития» [5]. Таким образом, представляется, что языковую компоненту можно считать механизмом межкультурной (локальной) цивилизации. Таких локальных цивилизаций в нашем мире, по мнению А. Тойнби, пять: «православно-христианская, исламская, индуистская, дальневосточная и западная» […]. Попытки создать новые варианты классификации цивилизаций предпринимаются и по сей день. Например, известный американский социолог профессор С. Хантингтон, ориентируясь прежде всего на А. Тойнби, предложил свой список, состоящий из восьми цивилизаций: «западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская, африканская» […]. Описание наций (этнических сообществ) посредством категорий, или на основе топосов остается пока только лишь интересным фактом, если не делать попытки прогнозировать эволюцию и формирование межнациональных взаимоотношений, которые можно было бы получить из данной интерпретации и которые в принципе обладают некими качественными отличиями от прогнозов, базирующихся на традиционных теоретико-множественных моделях. В ходе исследования нами была предпринята попытка рассмотрения возможности перехода к количественным методам с применением топосной теории Гротендика. Обозначенный подход, на наш взгляд, возможен, так как это подтверждается подобными исследованиями в теории гравитации [7, 8].

В качестве методологического аппарата многих социологических и философских исследований, теории коммуникативистики применяется социальная топология. Данный методологический подход с акцентом на социальную топологию влечет необходимость соотношения терминов-аналогов, употребляемых математиками и социологами одновременно. Но если с топосной терминологией ситуация более-менее удовлетворительная, то в применении самого термина «топос» прослеживается существенное несоответствие. Безусловно, любая доктрина, применяя одну и ту же терминологию, зачастую придаёт им различную смысловую основу. Не смотря на это, возникает необходимость установки требуемого соответствия между используемыми определениями. В данной статье сделан вывод о том, что социологическому и математическому определению «топос» ставится в соответствие понятие «пучок». В итоге, у нас появляется возможность корректного использования одной из математических теорий – теории пучков и топосов А. Гротендика для решения целого ряда задач, стоящих перед коммуникативистикой, обозначенных в рамках методологии социальной топологии. В конце ХХ – начале XXI столетия возникло немало научно-методических направлений в сфере проблемных и актуальных на сегодняшний день специфик описания, анализа и абстрактной интерпретации сложноорганизованных систем. Большинство из них являют собой определенные научные школы. Глобальные технологии в современном мире предполагают системную работу целого коллектива авторов. Научные знания формируются благодаря новаторскому подходу ученых и экспертов к той или иной проблеме, основанному на разрешении дискуссионных вопросов с учетом обоснованной доказательной базы. На сегодняшний день в сфере поведенческих реакций выделяют целый ряд теорий и подходов. Обозначая некоторые из них, стоит отметить такие как:

  • представление об организме, как саморазвивающейся многофункциональной системе (А.Л. Леонтьев, П.К. Анохин [2]). После появления работ Н. Винера, Н.А. Бернштейна и П.К. Анохина [1] суждения о цели как основном факторе регулирования, характеризующем относительную стабильность и целенаправленность поведения в постоянно меняющемся потоке влияний разного рода раздражителей на организм, основательно укрепили свою позицию в науке о поведении;
  • эволюция коммуникативных процессов взаимодействия между системами, от простых и жестких, основанных на принципе детерминации, до тонких и вероятностных, с точки зрения использования различных средств информационного ресурса, с обоснованием принципиальных отличий взаимодействия собственно социальных структур личностного взаимодействия при решении задач разной направленности и класса сложности (Н.Н. Каргин, И.С. Щадилова) [10];
  • тезис о распределении управленческой деятельности на управление функционированием и управление развитием (Г.П. Щедровицкий). Одним из механизмов развития является рефлексия, другим – управление;
  • теория войны К. фон Клаузевица, которая служит в качестве катализатора для формулирования теорий социального конфликта, выходя за рамки соответствующих дисциплин, а именно политологии и международных отношений;
  • социальная теория войны Шарма (2008);
  • концепция «антропомаксимогогии», тезис обязывающий осуществлять изучение индивида, только в обстоятельствах определенной деятельности (А.В. Кузнецов);
  • концепция применения самоорганизующихся нейросетевых карт для кросскультурного анализа (П.А. Дроговоз, Т.Г. Садовская) [9];
  • многие другие методы и исследования, посвященные разработке отдельных задач по изучению межнациональных коммуникаций, вызывающих неадекватное поведение.

В теоретической социологии ещё в конце прошлого столетия обозначилось направление социальной топологии. По мнению П. Бурдьё, «вся социология представлена социальной топологией» [3]. Идея топологии была взята П. Бурдьё из раздела математики, изучающей топологическую специфику фигур, т.е. топологические свойства, не меняющиеся, остающиеся инвариантными при различных постоянных деформациях, т.н. гомеоморфизмах [3]. Социальная топология, по своей сути, дает возможность социологам иначе рассматривать социальные взаимодействия и их различные проявления, а также сформулировать необходимый и достаточный тип личности, востребованный различными социальными структурами.

В последнее время к проблеме топологии вновь обратились социологи-теоретики (Брюно Латура [11], Джон Ло [12]). Топологические основы в социологии позволяют теоретически представить социальную действительность. как структуру взаимоотношений, как многополярный, неоднородный, пребывающий в постоянной трансформации мир. Эта новая для социологии схема позиционирования позволяет проводить анализ не только субъектных взаимоотношений, но и дает возможность сформулировать необходимый и достаточный тип личности, востребованный различными социальными структурами (В. Вахштайн) [4]. Математические модели и способы анализа, дают хорошие результаты, только при условии правильного конструирования базовой структурно-функциональной модели системы. Н.А. Бернштейн, П.К. Анохин более детально и полно дают представления о формирования топографических композиций в головном мозге (энграмы) [1]. Обучение на базе обратной связи (бихевиоризм), несомненно имеет важное значение, но есть и иные механизмы: антиципация, аутогенное регулирование функций, создание виртуальных органов и т.д., собственно это и есть суть социальной природы человека. Посредством социальной топологии происходит концептуализация, т.е. процесс осмысления, определяющий социальные явления через терминологию математической топологии с помощью детализации, дифференциации социологических отличий между ними, а также установки соответствия (по основаниям активных свойств) явлений, воспринимавшихся до этого как весьма далёкие с позиции привычного нам видения. Социальная топология дает возможность сконструировать эффективное социологическое представление социального мира, которое выступает, как представляется, радикальной основой научного объяснения и позволяет вести анализ процессов взаимодействия между элементами самой социально-экономической системы. Анализируя процессы в социальном пространстве через различные топологии, образуя все более «узкие» и дробные топологии на всей совокупности известных социальных структур и явлений, разрывая ложные тождества и демонстрируя новые различия, социологи приобретают инструмент для наиболее полного социологического толкования современной России [10]. П.А. Дроговоз и Т.Г. Садовская с соавторами в своем исследовании предприняли попытку индексации некоторых нелинейных процессов относящихся к различным кластерам социально-экономической системы, и, связать эти индексы в некую модель позволяющую совершенствовать политическую и экономическую деятельность [9]. Метод индексации нескольких взаимосвязанных процессов, необходимый, но недостаточный способ получения адекватной модели поведения сложной функциональной системы (нашей цивилизации), а тем более, её отдельных функционалов, включая отдельных субъектов. В математической топологии имеют место конструкции, которые позволяют смоделировать ситуацию непрерывно изменяющегося емкого объекта, подразумевающие под собой трансформирующуюся или «непостоянную социальную практику», так называемые, пучки. Множество всех пучков над топологическим пространством являет собой категорию.

На наш взгляд, в данном случае, оптимальной может быть модель А. Гротендика, ведь все используемые авторами объекты, вполне могут быть привязаны к системе предметной (профессиональной) деятельности, в современном её понимании, как структура существования любой цивилизации. Математик А. Гротендик предложил крайне абстрактное объединение пучков, заменяя множества на объекты категорий, частным случаем которых является теория множеств Sets. Другими словами, он, предложив топосное видение, произвел замену теоретико-множественных пучков на теоретико-категорные. Выстроенная совокупность (категория пучков) получила название топоса [6]. В итоге была решена задача по изучению постоянно меняющейся «социальной действительности» на абстрактном уровне. Элементарный топос, с математической точки зрения, – это специфическая категория, состоящая из объектов и морфизмов между ними, характеризующих межобъектные отношения. О возможности использовать категорию пучков в социологии межнациональных коммуникаций с неадекватным поведением, а именно с позиции конфликта, рассматривается в работах Саллаха [15]. В настоящем исследовании показано, как математический топос А. Гротендика и социологические топосы свести к единому согласованному представлению и применить данную теорию в сфере межнациональных коммуникаций.

  1. Определение топоса

Термин «топос» в последнее десятилетие достаточно широко распространился в российских социологических и философских научных исследованиях. По аналогии с термином «топология», жестких дефиниций «топологии», «пространства топологий», «топоса» в этих исследованиях мы не нашли. Соотнесем представленные в различных источниках определения с точными математическими трактовками. Исследователь Н.А. Шматко позиционирует топосы как «локальные социальные порядки, поддерживаемые и осуществляемые при содействии публичной политики» [14]. Также указанный автор использует трактовку топоса с позиции «единицы структуры публичной политики, которые обуславливают практики, входящих в их структуру агентов» [14]. По мнению Т.И. Макогон, «топосы – это своеобразные единицы структуры социальной коммуникации, которые обуславливают практики, входящих в их состав местных сообществ» […]. Трактовка термина «топоса», представленная ниже, была дана Ловером. Она – более общая, нежели определение топоса Гротендика. По сути, топос Гротендика включен в топологию Ловера и представляет собой ее частный случай. Топос Гротендика ориентирован на геометрию и топологию, чего не присуще топосам Ловера. По нашему мнению, с исследованиями социологов в сфере социальной топологии имеет смысл увязывать именно топос Гротендика, однако и иные негротендиковские топосы, тоже нужно применять при описании обществ.

Определение 1. Категория, обладающая произведениями, в которых каждая пара объектов имеет отображение одного объекта в другой (экспоненциал), а сама категория имеет классификатор, носит название элементарного топоса.

Из этого определения следует, что «цивилизация» наций (этносов) образует элементарный топос.

  1. Теория категорий в социологии

Основной является мысль – описать и объяснить новые социально-поведенческие процессы, позволяющие построение прогнозных моделей изменения взаимоотношений людей средствами коммуникационных технологий. Предлагаем рассматривать сообщества людей (нации, этносы, культуры и пр.) с позиции абстрактно представленных объектов некой «цивилизации» W, в состав которой входят всевозможные взаимовлияющие друг на друга абстрактные объекты. А.И. Тишин объекты отождествления «цивилизации» W с математической категорией называл «общностями» [13]. Мы будем называть эти объекты «нацией (этносом)». А.И. Тишин в своем исследовании ограничивается представлением возможности применения теоретико-категорной трактовки общностей и их взаимного влияния друг на друга [13]. Мы предпримем попытку показать теоретико-топосное описание наций, раскрыв проблемы топологии межнациональных коммуникаций, вызывающих адекватное или неадекватное поведение. Топосы – это своеобразные категории, приближенные к множествам [7]. Топос – это практически теория множеств (в пер. с англ. «множества» – Sets), в которой элементы составляют множества, т.е. объекты, и мы можем рассматривать все взаимоотношения, как между множествами, так и внутри них через установление соответствий (отображения) одних элементов на другие. В категории топосов при исследовании свойств объектов исследователя, как правило. не интересует их состав и структура, а анализируется их когерентность, взаимодействие с другими объектами в рамках обозначенной «цивилизации» W, либо взаимосвязь с объектами других «цивилизаций». Поскольку «локальные социальные порядки», местные сообщества возможно локализовать с помощью открытого множества А в топологическом социальном пространстве I, то в таком случае под «единицами социальной коммуникации, которые обуславливают практики, входящих в их состав местных сообществ» нужно понимать пучок F : O(1) → Sets, т.к. в этом случае для местного сообщества, которое локально входит в А d I, обусловленные им практики – это комплекс компонентов, которые образуют множество F(A). Объясняется это тем, что в математике пучки применяются с целью определения соотношений между локальными и глобальными данными. Пучки включают сведения, причисленные к любому открытому подмножеству А социального пространства I. Пучки объединяют локальное с глобальным, т.е. с тем, что определяет все социальное пространство I: к примеру, пучкам (коммутативных групп) соответствуют коммутативные группы, которые называются группами когомологий со значениями в пучке. А группы когомологий характеризуют основные фундаментальные топологические и геометрические качества пространства (многообразия) I. Другими словами, определение Т.Н. Макогона нужно перефразировать, заменяя термин «топосы» на термин «пучки»:

Пучки – это своеобразные единицы структуры социальной коммуникации, которые обуславливают практики, входящих в их состав местных сообществ

Топос – комплекс пучков, т.е. все возможные вариации единиц социальной коммуникации.

  1. Теория наций с позиции теории топосов

Представим каждую нацию как объект, введя для них буквенные обозначения – А, В, С, … . Совокупность объектов-наций представляет собой цивилизацию W, являющуюся с математической точки зрения категорией [8]. Но следует учитывать, что в категории, помимо объектов, соответствующих нациям, существуют объекты другой природы. Это объекты, представляющие природные, пищевые и прочие ресурсы. С математической позиции – это числовые объекты: множество натуральных чисел {N} и множество вещественных чисел {R}. В жизни наций эти числа играют большую роль. Обозначения для других объектов будем вводить и характеризовать по мере необходимости.

Нации находятся в различном взаимодействии по отношению друг к другу. Эти взаимодействия могут сочетать в себе различную социальную природу, но заинтересованность нации А в нации В обозначим через морфизм f : А → В. Так, если А имеет определенный интерес к В, то имеем f : А → В, а В интересна нация С, то – g : В → С, тогда в человеческой сущности неизбежно возникнет интерес нации А к «третьей стороне» – нации С. Другими словами, А «пойдёт по пути», который представляет собой композицию морфизмов g ◦ f : А → С. Каждое из понятий описывает слабое ковариантное индексированное семейство категорий. Обозначим морфизм 1A : А → A, ничего не делающий с А. Исходя из аксиоматических свойств морфизмов, получим, что нации образуют категорию. В реальности нация – это категория, обладающая рядом индивидуальных свойств, которые превращают ее в элементарный топос, категорию очень схожую с категорией множеств Кантора Sets.

  1. Топосы Гротендика в представлении цивилизации

Согласно А. Тойнби, «цивилизация – это устойчивая общность людей, объединённых духовными традициями, сходным образом жизни, географическими, историческими рамками» […]. Представим топосную модель наций, которая учитывает как всё богатство национального многообразия субэтносов, входящих в состав нации, социально-экономические, духовные, исторические ценности всех наций и субэтносов, так и многополярность, неоднородность, находящейся в постоянной трансформации «цивилизации». Кроме этого введем топологию в «цивилизацию» наций или в «социальное пространство», в котором нации будут «точками». Итак, «топология Гротендика» – это своеобразная структура на категории W, делающая её объекты идентичными открытым множествам топологического пространства I, которые образуют категорию Ơ(I). Определение открытого покрытия аксиоматично топологии Гротендика.

Следует отметить, что существует способ естественного сопоставления пространству топологии I (Top I) топологии Гротендика (Ơ(I), J), именно поэтому топологию Гротендика в большинстве случаев представляют как обобщение обычных топологий. Категории топологических пространств Ơ(I) – открытые множества Top I, функторы-морфизмы между двумя объектами – это включения V → U (при W), а покрытиями J(I) в данном случае являются, т.н. решёта. Для большого класса пространственных топологий можно восстановить Top I по её топологии Гротендика, но, уже для антидискретного пространства данное утверждение не выполняется. Топос Гротендика – это «обновленное топологическое пространство», которое обобщает классическое пространство топологий. Именно это «обновленное топологическое пространство» (или топос), которое обобщает классическое пространство топологий, станет рассматриваться просто как «категория», не вытекающая с необходимостью из обычного пространства, все же синтезирующее в себе все хорошие качества (единым образом для всех обозначенными) этой «категории пучков» [6]. Именно благодаря топосам Гротендика, «постоянное (непрерывное)», представленное в виде пространства, видится «выраженным» структурой категории, по сути «алгебраической», которая до сих пор воспринималась как существенно «разрывная» либо «дискретная».

Особенно важными в пространстве топологий являются вовсе не его составляющие – «точки» и отдельные «подмножества» с взаимными отношениями приближенности между ними, а «пучки» над данным пространством и образуемая ими категория [11].

Определение «топоса Гротендика» – это своеобразная метаморфоза термина «пространство». Так, оно, в первую очередь дает возможность более или менее очевидно проецировать на топосы наиболее значимые интуитивные суждения и геометрические интерпретации, известные уже знакомым пространствам прежних времён, а, с другой стороны, новое определение слишком широко, для охвата всего множества ситуаций, в которых, как раньше преподносилось, не место интуитивным представлениям «тополого-геометрической» сущности – именно, тем, какие тогда сопоставлялись только с обычными топологическими пространствами [6]. Это-то и даёт возможность провести «топологический поворот» в социологии «дискретным» способом формируя социальную топологию и коммуникативистику.

 Выводы:

Социология – это наука, относящаяся к социально-гуманитарному направлению, однако в ней применимы и математические методы. Применяя математические методологии, социология, обычно не выходит за рамки статистики, факторного, нотационного, кластерного и других анализов. Указанные методы в социологии носят название анализ данных и используются для решения не только прикладных задач. Математические знания в социологии направлены и на решение фундаментальных проблем – крайне абстрактных и трудных для восприятия и понимания структур. Теория топосов – раздел математики, являющаяся частью теории категорий. Теория категорий дает возможность изучения совокупности природы различных объектов и взаимоотношений между ними. Специфика каждого объекта исследуется не посредством разбора его на составные элементы, а через его взаимоотношения с другими объектами. Данный подход характерен для многих направлений в социологии. В данной статье предпринята попытка создания категорных моделей обществ, учитывающих «топологический поворот» в социологии. Представленные нами модели – это топосы А. Гротендика. Они представлены через функторы (пучки), определённые на топосах, снабжённых топологией Гротендика, которая позволяет вести рассмотрение изменяющихся объектов. По сути дела речь идёт о «социальной топологии» как динамической структуре пространства социальных различий, которая позволит объяснить закономерности функционирования исследуемого объекта через категории целостности целеполагания, причинности и др., а также – о «социальной позиции» «как социологически конструируемой единице этого пространства», которая даст возможность описать закономерности движения процессов преобразования средств в цели в границах измеряемых параметров. Социальная топология – «структура-гештальт, предоставляющая право исследователям адекватное видение социологических предметов в постоянных трансформациях» [5].

Описание наций посредством категорий, или на языке топосов может дать возможность прогнозирования развития межнациональных отношений, которые могли бы быть получены из данного описания и которые имеют принципиальные качественные отличия от прогнозов, сделанных посредством классических теоретико-множественных моделей. В статье также попытались продемонстрировать, как возможно использовать количественные методы, применяя топологию Гротендика для изучения межнациональных коммуникаций. Предлагаемый путь более чем реален, поскольку данное направление подтверждается подобными исследованиями в теории гравитации.

Литература

  1. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса [Текст] / П.К. Анохин. – М.: Медицина. 1968.
  2. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы [Текст] / П.К. Анохин. – М.: Наука. 1978.
  3. Бурдьё П. Социология политики: Пер. с фр. [Текст] / Сост., общ. ред. и предисл. Н.А. Шматко. – М.: Socio-Logos, 1993.
  4. Вахштайн В. Социология вещей и «поворот к материальному» в социальной теории [Текст] / В. Вахштайн // Социология вещей. Сборник статей. – М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006.
  5. Гойхман О.Я. Речевая коммуникация в аспекте системной методологии. [Текст] / О.Я. Гойхман, Н.Н. Каргин // В раб. «Культура речевого общения в современных условиях». Мат. Межд. Научно-методической конференции. 20-22 мая 2002 г. – М.: МГУ, 2002. – С. 23-29.
  6. Гротендик А. Урожаи и посевы. [Текст] / А. Гротендик – Ижевск: Издательский дом: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2002.
  7. Гуц А.К. Физика реальности. [Текст] / А.К. Гуц – Омск: изд-во КАН, 2012. – 424 с.
  8. Гуц А.К. Элементы теории времени. [Текст] Изд. 2. доп. / А.К. Гуц– М : УРСС, 2011. – 376 с.
  9. Дроговоз П.А. Применение самоорганизующих нейросетевых карт для кросскультурного анализа [Текст] / П.А. Дроговоз, Т.Г. Садовская, А.А. Чурсин, В.А. Шиболденков // Современная коммуникативистика. – 2016. – № ….
  10. Каргин Н.Н. Информационные услуги в структуре социальной коммуникации [Текст] / Н.Н. Каргин, И.С. Щадилова // Современная коммуникативистика. – 2016. – № 5.
  11. Латур Б. Пересборка социального. Введение в акторно-сетевую теорию. [Текст] / Б. Латур – М.: ГУ-ВШ|Э. 2014.
  12. Ло Дж. Объекты и пространства [Текст] / Пер. с англ. В. Вахштайна // Социологическое обозрение. – 2006. – № 1.
  13. Тишин А.И. Теория категорий и системные исследования в социологии [Текст] / А.И. Тишин / В кн.: Математика в социальных науках. – М.: Издательство «Наука». 1981. – С. 37-46.
  14. Шматко Н.А. Плюрализация социального порядка и социальная топология [Текст] / Н.А. Шматко // Социологические исследования. – 2001. – № 9. – С. 14-18.
  15. Sallach D.L. Recognition-Based Logic and Social Conflict: Toward a Topos Model [Тext] // The 8th International Workshop on Agent-based Approach in Economic and Social Complex Systems. Tokyo: Shibaura Institute of Technology, 2013.